Закон и Справедливость - Совместимы

26 июля 2021

Владимиру Куприянову грозит лишение свободы за попытку возрождения льняного производства в Вязьме Смоленской области

Как выстроенная система государственных субсидий может привести бизнес на скамью подсудимых за изобретения и модернизацию сельхозтехники


В Вяземском районном суде Смоленской области слушается уголовное дело по махинациям с субсидиями на развитие льноводства и попытке незаконного возврата НДС. На скамье подсудимых оказались шесть обвиняемых, но основным из них стал экс-депутат Смоленской областной думы, бывший гендиректор АО «Вяземский машиностроительный завод» (ВМЗ), изобретатель, запатентовавший несколько изобретений в сельскохозяйственной технике, – 74-летний Владимир Куприянов.

КВЛ-1

КВЛ-1

По версии следствия, вяземские компании с его участием и «под личным контролем», якобы совершили хищения, выданных государством средств в качестве субсидий на изобретение сельхозтехники, и последующее ее применение на льнообрабатывающих предприятиях Смоленской области.

А организованные Куприяновым несколько сельхозпредприятий по выращиванию и обработке льна, по версии следствия, – лишь фикция, созданная исключительно для хищения государственных средств. Следствие считает, что фикцией являются и уникальная производственная линия по обработке льна, произведенная совместно с Бельгией. А также изобретенная и изготовленная в количестве двух десятков экземпляров льноуборочная техника.

Действия правоохранительных и налоговых органов привели к тому, что предприятия, выпускавшие к началу 2017 года половину льняной продукции Смоленской области, были полностью уничтожены. Налоговой были заблокированы счета компаний, в отношении руководства возбуждено уголовное дело, а уникальная линия по переработке льнотресты – остановлена. Как остановлены и дальнейшие разработки по усовершенствованию изобретенных комбайнов и сельхозмашин. При этом выпущенные ранее тестовые варианты продолжают работу на полях области.

Однако ни следствие, ни прокуратура, утвердившая обвинительное заключение в окончательной редакции, не хотят этого признавать, утверждая, что ни линия, ни другие механизмы – не изобретались, не модернизировались, не производились…

Ни один из шести подсудимых свою вину не признает. Более того, вообще не считает, что нарушил российское законодательство.

Расследование этого уголовного дела длилось два года. Были допрошены многочисленные свидетели. В результате 56 томов уголовного дела в марте 2019 года были переданы в суд для рассмотрения по существу. И вот уже более двух лет судья Алексей Лакезин выслушивает стороны обвинения и защиты. Сейчас в суде идут прения сторон, после которых каждый подсудимый скажет свое последнее слово.

«Время МСК» попыталось разобраться в данной ситуации и провело журналистское расследование.

Вяземский Машзавод

Вяземский Машзавод

Все началось с приобретения в 2002-м году Вяземским машиностроительным заводом Льнокомбината, находящегося в городе Вязьма. «Вяземский льнокомбинат» (Льнокомбинат) был основан в 1964 году, и специализировался на производстве мешков, в которых раньше хранилось все – картошка, сахар, мука... В советское время этот комбинат был центром переработки льна в Союзе, его строили как крупнейший льнокомбинат в Европе. На нем трудились 2,5 тысячи человек. Комбинат работал круглосуточно, перерабатывал 50 тонн короткого льняного волокна в сутки.

В счастливые демократические 90-е годы, не выдержав конкуренции с более дешевыми полипропиленовыми мешками, тоннами привозимыми из-за границы, Льнокомбинат остановился, как и половина предприятий страны. К началу 2000-х комбинат не работал и несколько раз переходил из рук в руки.

После приобретения Льнокомбината, специалисты ВМЗ за короткий срок придумали, как изменить производство и сделать нить более прочной. Льнокомбинат начал производить пряжу для брезента и реализовывать ее на ткацкие предприятия. Со временем наладили выпуск брезентов, жаропрочных, водоотталкивающих и других тканей. А главное – разработали новый вид «смесовой пряжи» из дешевого короткого волокна с добавлением хлопка или полиэфира. После обработки сначала на льняном оборудовании, а затем на хлопковом, пряжа получалась тончайшая и прочная. При этом еще и минимизировались отходы производства. И цена всего 250 руб. за 1 кг., вместо 650 руб., при использовании прежней технологии «мокрого прядения». Для производства «смесовой пряжи» сделали небольшой экспериментальный участок, выпускавший 10 тонн пряжи в месяц.

Выпуск 200-300 тонн такой «смесовой пряжи» позволил бы обеспечить сырьем и спасти Вологодский, Костромской и Гаврилов-Ямский льнокомбинаты, находившиеся на грани закрытия.

Но выпуск таких объемов был невозможен, так как льна, появлявшегося на российском рынке, в основном из Белоруссии, было недостаточно. Специализирующиеся на этом в советское время совхозы и колхозы, которых было много в Смоленской области, давно перестали существовать. Лён в стране практически не выращивался. Пришлось организовывать свое производство льна.

Поэтому создали три крупных льносеющих сельхозпредприятия – это ООО «Колхоз Андрейковский», ООО «Колхоз Новосельский», ООО «Терра», учредителем которых стал ООО «Вяземский льнокомбинат». Лён, после каждого сбора урожая, полностью истощает землю, и на одном месте его можно выращивать только раз в пять-семь лет. В итоге льнопроизводство «потянуло» за собой другие предприятия. Для «отдыха» земли, поля стали засеивать кормовыми культурами. Кормовые культуры – это корм для крупного рогатого скота, в результате появилась еще и молочная ферма. Есть молоко – в 2012 году построили молокозавод «Новое село».

Первый же год выращивания льна выявил массу проблем, которые относились не столько к этим предприятиям, а вообще к положению льнопроизводства в стране. Как оказалось, в России не было ни семян, ни льноуборочной техники, ни техники для льнопереработки.

Необходим был новый научно-технический подход. Для решения этих задач в Вязьме создали ООО «Институт инновационных технологий производства и переработки льна» (Институт). Во главе этого института встал Владимир Куприянов. Задачи ставились действительно грандиозные. В России производилось небольшое количество оборудования для льнообработки, основой которого были еще советские механизмы. Но оно не отвечало реалиям нового времени, имело низкую производительность. А зарубежные, действительно передовые аналоги, были неподъемно дороги. Поэтому и желающих заниматься льноводством в России немного. А нужно было, без преувеличения – все, от комбайнов, собирающих льнотресту на полях, до всех механизмов очистки, обработки, просушки сырья.

Первая успешная разработка Института, это технология кошения льна вместо теребления для дальнейшей переработки в волокно – специальная косилка на высоких стойках, стоимостью всего 100 тыс. руб. вместо десятков миллионов за зарубежные комбайны.

Примерно в это же время в стране была принята государственная программа «Лён 2012-2020». Поддержка государства осуществлялась через областные программы «Развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Смоленской области». Она сводилась к стимулированию роста объемов льнопродукции и техническому перевооружению, и оговаривалась целым рядом условий. Осуществлялась путем выдачи субсидий, как компенсация затрат на те или иные технологические решения. На каждый вид изделий определялся свой процент.

КВЛ-3

КВЛ-3

В конце 2015 года Министерство сельского хозяйства провело конкурс по поиску новых технологий и средств механизации для уборки и переработки лубяного сырья. Владимир Куприянов рассказал: «Мы придумали аппарат, который прямо в поле из льнотресты получает моноволокно. Аппаратов получилось в итоге два – стационарный КВЛ-3 и прицепной КВЛ-1 (комбайн льняного волокна). За основу была взята разработка известного изобретателя Владимира Внукова из Костромы, который изобрел так называемый дезинтегратор - такой вентилятор с ножами, который очищает лён от отходов. Так вот – переделали его дезинтегратор в установку по первичной обработке льнотресты. Экспериментировали с размером вентилятора, с углом наклона ножей. Встроили его в оба аппарата. На оба изобретения мы получили патенты в Роспатенте, как инновационные». Институту был выделен грант на разработку в сумме 50 млн. руб. С вложением дополнительных собственных средств, составивших более 30 млн., Институт несколько лет проводил испытания и модернизацию этих агрегатов.

В результате появились и были созданы две недорогих сельхозмашины. Себестоимость выращивания и переработки льна при их применении уменьшалась в разы. Таких машин было произведено по 10 штук каждой.

Линия льнообработки

Линия льнообработки

Еще до изобретения комбайнов, выращиваемый сельхозпредприятиями ВМЗ лён нужно было перерабатывать в сырье для Льнокомбината – льняное волокно. Так в сентябре 2013 года был учрежден сельскохозяйственный кооператив завод «Льняная Долина», на котором планировалось собранный урожай льна перерабатывать в готовое льняное «моноволокно». Завод был построен в здании бывшего птичника ООО «Колхоз Андрейковский».

В Европе льнопроизводство не останавливалось, как у нас в 90-е, они в этом плане ушли далеко вперед. Но их техника стоит дорого, никакому хозяйству это не под силу. Для изучения их технологий, с бельгийской фирмой «Vanhauwaert» удалось договориться о совместном изготовлении оборудования для льнозавода – производственной линии для получения моноволокна из льнотресты. «Vanhauwaert» производили такие линии, стоимость их линий была 2 млн. евро. Бельгийцев удалось уговорить на совместное производство, убедить, что на полную линию они в России покупателя вряд ли найдут. Как рассказал Куприянов: «Вяземский машзавод заключил с бельгийской компанией договор на поставку части узлов этой линии за 850 тыс. евро и чертежей на остальные узлы. В итоге 8 узлов было изготовлено на ВМЗ, остальные 13 – в Бельгии. Линию собрали, установили, запустили». Сборка линии началась в конце 2013 года из узлов, изготовленных на ВМЗ, полностью она была собрана и запущена уже, в апреле 2014 года, после прихода бельгийских деталей.

Полная стоимость линии в собранном варианте составила 78 млн. руб. По программе «Развитие льняного комплекса Смоленской области на 2012-2014 годы» региональный Департамент сельского хозяйства выделил «Льняной Долине» две субсидии на общую сумму порядка 45,1 млн. руб. на часть стоимости производственной линии. Субсидии выделялись двумя траншами с разницей в год, с формулировками: «на техническую и технологическую модернизацию» и «возмещение части затрат на приобретение оборудования для выработки однотипного волокна».

Линия льнообработки

Линия льнообработки

Запуск новой линии, во-первых, уже позволял перерабатывать льнотресту в готовое льняное волокно. А, во-вторых, становился опытной площадкой для последующего изучения европейских технологий и, как минимум – копирования, для создания собственных российских, значительно более дешевых механизмов для льнообработки.

Также в кооператив «Льняная Долина», для проведения дальнейших испытаний, были направлены и первые экспериментальные установки КВЛ-1 и КВЛ-3.

Внедрение новых идей связано с рисками, любые испытания сопровождаются значительными временными и ресурсными затратами. Даже совместная российско-бельгийская линия заработала не сразу, так как лён в России из-за разницы климата растет более жесткий, на полях больше сорняков, а в сезон уборки часто идут дожди. Европейские технологии на это не были рассчитаны. Для устранения недочетов несколько раз пришлось вызывать бельгийских специалистов. Позже эту линию значительно модернизировали уже собственными силами. За год испытаний значительным изменениям подверглись и установки КВЛ-1 и КВЛ-3, были доработаны практически все узлы механизмов.

К началу 2017 года был создан целый агропромышленный холдинг, объединенный вокруг «Вяземского машиностроительного завода»: три сельхозпредприятия, льнозавод, льнокомбинат. Предприятия гармонично работали и выпускали половину льняной продукции Смоленской области, что было зафиксировано Департаментом сельского хозяйства области в ежегодном отчете. Посевные площади льна составляли 1500 га. Выращивался и перерабатывался лён, производились ткани, работала молочная ферма и молокозавод. Институт продолжал исследования по созданию и доработке механизмов для льнообработки.

И, судя по всему, активное развитие предприятий, созданных ВМЗ в Вяземском районе, кому-то очень сильно не понравилось…

Уборка льна в России совпадает с наступлением сезона дождей. С обработкой мокрой льнотресты тяжело справлялись и КВЛ-ы, и совместная линия обработки. И к сезону 2017 года возникла необходимость в изготовлении сушилки для сушки льна. При закупке необходимой техники вполне можно было рассчитывать на помощь государства. Но у госчиновников свои графики выдачи субсидий. Они привязаны не к потребностям бизнеса, не к «горячему» сезону, не к посевной или жатве, а чаще к календарным датам, кварталам. Поэтому в помощи государства, которую можно получить в конце года, после 31 декабря уже будет отказано.

Так, примерно за два месяца до новогодних праздников, чиновники подтвердили, что часть затрат на сушильное оборудование (в переделах 12 млн. рублей) можно будет компенсировать. Сушилки, производимые на российских заводах, например, в Ярославле и Иваново не подходили по многим параметрам, а также по стоимости. В короткий срок был создан проект собственного сушильного оборудования, и оно запущено в производство. В итоге стоимость сушильного оборудования удалось снизить в разы. Многие детали были изготовлены на ВМЗ.

К моменту подачи документов на субсидию, для сборки не хватало транспортера, который поставлялся из Костромы, и теплогенератора – из Твери. Так 27 декабря 2016 года на закупку необходимых сушилок колхозы «Андрейковский» и «Новосельский» получили субсидию от областного Департамента сельского хозяйства на общую сумму порядка 2,3 млн. руб. (вместо 12 млн.). Но необходимое бюрократическое условие, что оборудование должно быть на предприятиях не позднее 31 декабря – не было соблюдено. И это стало основанием для УФСБ, организовавших прослушивание телефонов, и Следственного комитета – признать получение субсидии незаконным.

То есть, бизнес изначально поставили в ситуацию: или бери необходимую субсидию на находящееся в производстве оборудование сейчас, или решай свои проблемы сам, без помощи государства. Куприянов воспользовался «кнопкой помощь». В итоге его обвинили в хищении 2,3 млн. руб., выданных в качестве субсидии на компенсацию части затрат на приобретение сушильного оборудования. Субсидия пошла по назначению – на необходимую технику. Но из-за неверного оформления документов, следствие посчитало ее «полученной незаконно», а денежные средства в итоге были возвращены региональному Департаменту сельского хозяйства. Но маховик следствия уже «зацепился» и начал набирать обороты…

Еще в 2015 году «Льняная Долина» попросила вернуть НДС за построенную российско-бельгийскую производственную линию для получения моноволокна из льнотресты. В налоговую инспекцию были поданы положенные документы, а в бюджет уплачены все налоги. Однако налоговая служба, после проведения камеральной проверки категорически отказалась возмещать возврат налога на добавленную стоимость. По какой-то причине налоговой инспекции не понравилось, что «Льняная Долина» расплатилась с ВМЗ деньгами, выделенными предприятию тем же ВМЗ в качестве кредита.

«Льняной Долине» пришлось обратиться в Арбитражный суд Смоленской области. В ходе заседаний, налоговики сначала заявили, что это «мнимая сделка», несмотря на все подтверждающие документы и работающую, производящую продукцию производственную линию. Затем выдвинули претензии к самой производственной линии, претензии к производителю, к доле российских и бельгийских комплектующих, к стоимости линии.

Суд полностью встал на сторону производителя моноволокна, пояснив налоговикам, что их дело заниматься налогами, а не определять на глаз производителя товаров. В ходе суда было установлено, что сама линия является российско-бельгийской, ВМЗ изготовил необходимые для ее работы детали, а именно 8 узлов, и в дальнейшем их дорабатывал. Технические характеристики линии, ее доработка и модернизация, как и формирование ценообразования вообще не входят в компетенцию налоговой службы. А значит, решение налоговиков носило исключительно «формальный характер». Решение налоговой было признано недействительным, а НДС был возмещен в полном объеме.

Но после истории с сушилками, в начале 2017 года, на Вяземский машиностроительный завод нагрянули сотрудники областного Следственного комитета России в оперативном сопровождении УФСБ. В свою очередь налоговая инспекция заблокировала счета «Льняной Долины» и Вяземского Льнокомбината, руководитель проекта Владимир Куприянов был отправлен под домашний арест, работа предприятий, производивших половину льняной продукции Смоленской области, была полностью парализована.

Как выяснилось, уголовное дело по факту незаконного получения субсидий на развитие льноводства в Смоленской области, региональный СК возбудил 16 января 2017 года. Затем в него добавились претензии налоговой инспекции. Проигравшая Арбитраж налоговая, в рамках открывшегося следствия, решила зайти с другой стороны – после камеральной проверки не признала расходы ВМЗ на изготовление своей части совместной линии льнообработки и, назвала все документы о расходах, покупке материалов, зарплаты сотрудников – фикцией, подделкой. В итоге ВМЗ был доначислен налог более 5 млн. руб. за «спорный период».

А значит налог на добавленную стоимость, возвращенный по решению арбитража, вновь превратился в «попытку незаконного возврата НДС». А раз так, раз расходы на создание 8 узлов не признаются, раз линия «только бельгийская», то и субсидия «на техническую и технологическую модернизацию» признана «похищенной». Ну, а если уж какие-то субсидии незаконные – то и грант 50 млн. руб., выделенный Минсельхозом в рамках программы «Техническая и технологическая модернизация, инновационное развитие», конечно – лишь «хищение». А к созданным и проходящим испытания установкам КВЛ-1 и КВЛ-3, Куприянов никакого отношения не имеет.

И все уголовное дело стали выстраивать вокруг того, что в российско-бельгийской линии отсутствует «российская» часть, а изобретенные, затем модернизированные, построенные в количестве двух десятков агрегаты КВЛ-1 и КВЛ-3 не являются никакой инновацией, никаким новшеством.

Патенты

Патенты

Следствие пытается доказать, что основная деталь этих машин – дезинтегратор, это созданное и запатентованное ранее изобретение Внукова В.Г., а Куприянов лишь воспользовался чужими изобретениями для хищения гранта. И патенты на изобретения №161243 от 2015 года и №173345 от 2016 года (выданные на компанию Внукова «Агролен-Инвест», в соавторстве с Куприяновым – Ред.), зарегистрированные в Роспатенте, не имеют для них значения. И никакие доводы того же Внукова о том, что дезинтегратор в КВЛ кардинально отличается от первоначального, что он служит не для переработки отходов трепания (как задумывался изначально), а «для переработки льнотресты, там другая интенсивность, другое расположение гарнитуры, другая аэродинамика» – на следствие не действуют.

Показания Внукова в суде:

Вопрос адвоката свидетелю Внукову В.Г.: Можно сказать, что дезинтегратор, который был встроен в КВЛ-1 и КВЛ-3 в г. Вязьма, это совершенно новый дезинтегратор?

Ответ свидетеля Внукова В.Г.: Он новый по содержанию.

Вопрос судьи свидетелю Внукову В.Г.: Что Вы подразумеваете под содержанием?

Ответ свидетеля Внукова В.Г.: Например, «Москвич» и «Мерседес» – это машины, в них названия механизмов примерно одни и те же, но конструкция и сами по себе машины различные. Так и здесь.

А раз Куприянов ничего не изобретал, ничего не усовершенствовал, то – и никакие деньги в изобретение, создание, испытания, модернизацию не вкладывались. А все документы, подтверждающие работы по созданию и модернизации этих машин – являются «фиктивными», и сделаны лишь для получения и хищения субсидий.

Основными фигурантами уголовного дела стали Владимир Куприянов и Василий Заблоцкий (один из учредителей сельскохозяйственного кооператива «Льняная Долина»).

Сначала был задержан Заблоцкий. И после двух суток в СИЗО Смоленска, под страхом ареста, имея многочисленные хронические заболевания, дал показания, якобы он и Куприянов знали, что совершают что-то «незаконное» с субсидиями. При этом никаких подробностей «махинаций» он не знал, так как «отвечал за другое».

Однако первичных показаний Заблоцкого следствию вполне хватило, чтобы задержать Куприянова, и поместить его под домашний арест на целый год. Из-за отсутствия фактического руководителя, а также блокировки счетов всех предприятий агрохолдинга, производство было полностью остановлено. Остановилось и выполнение обязательств по нескольким, не закрытым на тот момент субсидиям.

Следствие длилось два года, почти два года уже идет суд. Владимира Куприянова обвинили по двум статьям УК РФ: ч. 4 ст. 159 («Мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере») и ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 («Покушение на мошенничество, совершенное орггруппой в особо крупном размере») – всего пять эпизодов.

Следствие утверждает, что Куприянов ничего не изобретал, не разрабатывал, а на «Вяземском Машиностроительном заводе» никаких механизмов льнообработки не производилось. Также ему ставится в вину, что он «располагал информацией» о действии на территории региона целевой программы «Развитие льняного комплекса Смоленской области» на 2012-2014 годы, так как был депутатом Смоленской облдумы. Поэтому он «умышленно» и «из корыстных побуждений» решил воспользоваться своим служебным положением, а также разработал схему хищения и присвоения субсидий. И это, несмотря на то, что информация о господдержке была абсолютно открытой и доступной любому заинтересовавшемуся.

Так же к делу добавились еще два эпизода по фактам «попытки незаконного возврата НДС». Ведь, раз по мнению следствия, никаких установок КВЛ-1 и КВЛ-3 не производились, значит, и сами заявления на получение возврата НДС в размере 4,5 млн. руб. за их создание, и 1,6 млн. руб. за их приобретение «Льняной Долиной», также являются преступлением.

В итоге следствие сконцентрировалось на поиске доказательств того, что агропредприятия по льнообработке, созданные Куприяновым, никаких механизмов не делали, а лишь пользовались результатами чужого труда. Что в совместной с бельгийцами линии переработки отсутствуют российские элементы. Что агрегаты КВЛ – не изобретение, а все представленные по ним документы сфальсифицированы. Что никакие их модернизации не требовались, никакие исследования не проводились, так как эти машины и так серийные, и их конструкция идеальна.

Еще в 2016 году налоговая инспекция пригласила для экспертизы общество защиты прав потребителей «Фемида» для экспертизы КВЛ. Экспертизу провел специалист по ЖКХ Ермаков А.Ю., который «установил», что – стационарная установка КВЛ-3 «не является новшеством, неким изобретением, не имеющем аналогов». Так как с 2013 года производится компанией «АгроЛенИнвест» из Костромской области под названием «Мобильный льнозавод» (руководителем которой является как раз Владимир Внуков, учавствовавший в создании и модернизации КВЛ совместно с Куприяновым). А раз эксперт по ЖКХ установил, что данный сельхозагрегат «не является новшеством», значит и не требует проведения каких-либо опытов, усовершенствований и испытаний (прямо палка и веревка – Ред.). А раз, по мнению эксперта, никакие испытания не проводились за отсутствием необходимости, то и «стоимость является завышенной примерно в два раза».

В ходе судебных слушаний, уже в 2020 году, по запросу прокуратуры была проведена и экспертиза российско-бельгийской производственной линии. Экспертизу проводил эксперт от «Агентства оценки Ковалевой и Компании», которым оказался все тот же специалист по ЖКХ Ермаков А.Ю. Данная компания, от которой он теперь работал экспертом, занимается в основном обследованием зданий и сооружений, ну и немного «оценкой машин, оборудования и автотранспортных средств». В ходе данной экспертизы Ермаков безошибочно выявил узлы, произведенные в Бельгии – по характерным табличкам «Vanhauwaert». А узлы, где таких табличек не было, также безоговорочно были отнесены к бельгийским по «внешнему виду изделия» и соответствию «габаритных размеров изделия» данным техпаспорта. Кроме того, некоторые из применяемых болтов крепления ключевых агрегатов, соответствовали тому же техпаспорту по признакам «класс прочности» и в некоторых случаях даже «завод изготовитель», что, по мнению этого эксперта, несомненно указывало на бельгийского производителя.

Пленум ВС РФ по проведению экспертиз:

В конце июня 2021 года Пленуму Верховного суда РФ пришлось разъяснять судам, как нужно проводить экспертизы по уголовным делам. Согласно документу, российские суды должны иметь в виду, что поставленные перед экспертом вопросы, как и заключения по ним, «не могут выходить за пределы его специальных знаний». Получается, что, назначив экспертизу «Агентству Ковалевой», суд вышел за пределы специальных знаний эксперта…

Экспертиза ВИМ

Экспертиза ВИМ

При этом, по инициативе защиты также был проведен ряд экспертиз, в частности, Федеральным научным агроинженерным центром ВИМ (ФГБНУ ФНАЦ ВИМ), который установил, что, «аналогов КВЛ-1 на 2015-2017 год не существовало. Аналоги КВЛ-3 имелись, но в них отсутствовало устройство для разделения костры и льноволокна – дезинтегратор». Специалистами данного института было подчеркнуто, что даже разные модели комбайнов КВЛ-1 и КВЛ-3, произведенные до 2015-го года и после – значительно отличаются. Что ясно говорит о продолжении исследований, испытаний и последующего производства более оптимальных вариантов установок.

Этим же институтом проведена и экспертиза совместной производственной линии, которая, в том числе, включала осмотр ВМЗ «с целью определения технических возможностей предприятия ОАО ВМЗ». В ходе экспертизы было установлено, что многие узлы и отдельные детали были произведены на ВМЗ. В основном это металлоконструкции, каркасы, рамы, помосты. А в ходе эксплуатации «силами ВМЗ или другими сторонними предприятиями изготовлено технологически важное для линии оборудование, без которого переработка российской льнотресты невозможна». И представленную на экспертизу линию «необходимо было дорабатывать, чтобы она могла перерабатывать российскую льнотресту различного, неоднородного качества, повышенной влажности». Кроме того, в соответствие с контрактом № 2013/05/Vh-903, о поставке бельгийской части линии – «использование только части комплектующих линии (поставленных по контракту – Ред.) без дополнительного оборудования и комплектующих, привнесенных сторонним производителем для переработки льнотресты в моноволокно невозможно».

По словам Владимира Куприянова, «нашу экспертизу, произведенную в государственном научно-исследовательском институте целой комиссией специалистов, кандидатов наук, просто не принимают, как будто ее и нет. Именно эти эксперты провели целое исследование – спектральный анализ, и установили, что 8 узлов были изготовлены на нашем машзаводе, и металл использовался российский, а не европейский».

Владимир Куприянов

Владимир Куприянов

Более того, Куприянов вообще не понимает, за что его судят, поскольку считает, что ничего противозаконного он не совершал: «Мы изобретали, внедряли, работали на благо нашей страны, и все наши труды пошли прахом. Все желание заниматься сельским хозяйством отбили, да и вообще связываться с государством. Меня удивляет сторона обвинения, прокуратура не потребовала устранить недочеты следствия, а просто подписала обвинительное, как будто, так и надо. Но ведь прокуратура должна стоять на стороне закона, а не слепо верить следствию. Я не прошу смягчения приговора, я прошу оправдать меня, поскольку никаких преступлений не совершал. Также прошу оправдать остальных подсудимых, они тоже не совершали ничего противозаконного».

К слову, во время следствия и Департамент сельского хозяйства, и Департамент Смоленской области по осуществлению контроля и взаимодействию с административными органами продолжали добивать изобретателей в Арбитражных судах, пытаясь признать все субсидии, а также выданный кредит ВМЗ «Льняной Долине» – незаконными. Но Арбитражные суды Смоленской области, после тщательного исследования материалов, вставали на сторону бизнесменов-изобретателей.

Можно только представить, что было бы с Илоном Маском, если бы свои проекты он попробовал осуществить в России... После которого испытания он угодил бы под домашний арест? Как расценила бы налоговая инспекция первые три неудачных запуска ракеты Falcon 1, произошедшие с 2006 по 2008 годы (успешным стал только четвертый запуск – Ред.)? Ну, не взлетела бы у нас 16 мая 2021 года одна из самых дорогих «игрушек» в истории человечества – ракета Falcon 9, выведшая на орбиту сразу 54 спутника...

Falcon 9

Falcon 9

Но инспекторам смоленской налоговой, следователям СК и прокуратуры, похоже, наплевать на возобновление работы и развитие российской промышленности, сельского хозяйства. «Буква закона» дает им право совершать действия, способные уничтожить что-то новое. Утверждать, что изобретения, признанные Минсельхозом и Роспатентом, как инновационные, – всего лишь копии ранее построенных машин. А модернизация «идеала» (палки и веревки – Ред.) не имеет смысла, значит ее и не было.

Представьте, что нож, сделанный ранее из арматуры, кто-то выкует из клапана автомобиля. Для налоговой ничего инновационного во втором ноже не будет, и стоимость его будет «явно завышенной». А приглашенный «эксперт по ЖКХ», после сложных измерений с помощью рулетки или вообще «на глаз», ответственно заявит, что это «абсолютно такое же, изобретенное ранее» изделие… Вот только один нож затупляется при резке хлеба, а вторым можно легко резать проволоку… Интересно, сколько, по мнению налоговой и их эксперта, стоит работа механика, в сотый раз на миллиметр изменяющего наклон ножей в дезинтеграторе после очередного пуска…

Государство выделяет миллиарды на развитие, модернизацию, закупку и разработку техники, на помощь бизнесу. Люди получают субсидии, вкладывают их в производство, возрождают и поднимают то, что почти два десятилетия было в руинах… И из-за запятой в документе, неправильной даты, из-за тяги чиновников закрывать свои документы кварталами – вместо выпуска продукции, бизнесмены вынуждены доказывать, что это – их разработка, что это – собранный ими комбайн. Четыреста человек потеряли работу, а предприятия и производство, важнейшие для страны – уничтожены. Снова...

В чьих интересах работают в данной ситуации налоговая, следствие, прокуратура? В интересах государства? В интересах граждан России?

Теперь Куприянову грозит лишение свободы, до девяти лет, как запросил гособвинитель, ...за попытку возрождения льняного производства в одном, отдельно взятом регионе.

В суде также давал показания и полномочный представитель Чувашии при президенте РФ Петр Чекмарев, который с 2010 по 2017 год работал директором Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ. В ходе судебных слушаний он пояснил, что благодаря Куприянову, в Вязьме была построена производственная линия по переработке льнотресты в льноволокно. Раньше такой линии не было. И она является ноу-хау. Субсидию на производство линии дали Куприянову, потому что именно он смог ее сделать. Также Куприянов производил сельхозмашины, которых раньше не было, и они дорабатывались уже в процессе использования. И в этом была заинтересована вся Россия, чтобы осуществить импортозамещение.

Из показаний Чекмарева в ходе суда: «Я работал в Минсельхозе, я эти вопросы вел, я отвечал за них, я был заинтересован в том, чтобы развивалось льноводство. Без этих машин льноводство развиваться не может. Поэтому никакого мошенничества я в этом не заметил и не вижу. Вижу только то, что машины изготовлены и за то, что сделал Куприянов В.С., его надо представить к награде, а не наказывать».

Еще в 2008 году экс-президент России Дмитрий Медведев, проводя второе крупное выездное совещание по проблемам малого и среднего бизнеса, состоявшееся именно в Смоленской области, сказал свою, ставшую крылатой фразу: «Надо, чтобы правоохранительные органы и органы власти перестали кошмарить бизнес».

Владимир Путин

Владимир Путин

В свою очередь Владимир Путин, в Послании Федеральному собранию в феврале 2019-го сказал, обращаясь ко всем правоохранительным органам: «Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания. Уже обращал внимание на эту проблему в одном из Посланий, приводил соответствующие цифры. Ситуация, к сожалению, не сильно изменилась». А чуть позже, в июне 2020 года на совещании по легкой промышленности глава России подчеркнул, что развитие льняного производства – это не только дань традициям: «Это, прежде всего, новые возможности для развития импортозамещения (там, где используется хлопок, может, безусловно, и лён использоваться), для укрепления позиций российских производителей на нашем, внутреннем рынке. И конечно, есть хороший потенциал для наращивания экспорта»

Между тем, в 2018 году, как раз после остановки льняного производства, созданного «Вяземским машиностроительным заводом», в Смоленской области льноводством занялась другая компания. Общий объем инвестиций, в том числе государственных, составил более 2 млрд. руб. На их полях будут работать только новейшие европейские комбайны, а волокно будет вырабатываться на передовых европейских линиях льнообработки…

А разработчикам российской сельхозтехники уже в ближайшее время Вяземский райсуд вынесет приговор…

Екатерина Карачева

монета

Помочь проекту

Введите необременительную сумму и нажмите ПРОДОЛЖИТЬ для выбора способа оплаты