Закон и Справедливость - Совместимы

18 января 2021

Интервью руководителя 3-го контрольно-следственного отдела ГСУ СК РФ 3-го г. отдела ГСУ СК РФ Юрия Собины

Юрий Собина

Юрий Собина

Кто может стать фигурантом расследования налоговых преступлений, какую меру пресечения избирают по данным делам, сколько недоимок удалось вернуть в бюджет страны и многом другом руководитель третьего контрольно-следственного отдела Главного следственного управления (ГСУ) Следственного комитета РФ по городу Москве, майор юстиции Юрий Собина рассказал главному редактору издания «Время МСК» Екатерине Карачевой.


Юрий Юрьевич, какими налоговыми преступлениями занимается Следственный комитет России по г. Москве?

-- С 2011 года расследование налоговых преступлений отнесено к подследственности органов Следственного комитета Российской Федерации. Главное следственное управление по г. Москве занимается всеми налоговыми преступлениями, совершенными в пределах столицы: уклонением от уплаты налогов физическими и юридическими лицами (ст.ст. 198, 199 УК РФ), неисполнением обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ), сокрытием денежных средств либо имущества организации, за счет которых должно производиться взыскание налогов (ст. 199.2 УК РФ), уклонением страхователей – физических и юридических лиц от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование (ст.ст. 199.3, 199.4 УК РФ).

Что является основанием для возбуждения уголовных дел – заявления граждан, материалы проверок ФНС, ФСБ, МВД?

-- Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Поводами для возбуждения уголовных дел в большинстве случаев служат материалы налоговых органов (ФНС) и органов дознания (МВД, ФСБ). Имеются случаи возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях на основании данных, полученных в ходе расследования нашими подразделениями иных дел.

Заявления граждан в своем большинстве не содержат предварительного расчета предполагаемой суммы недоимки по налогам, что на данной стадии не позволяет отграничить указанные преступления от налогового правонарушения. Ведь именно размер недоимки является определяющим эти деяния элементом для расследования. Поэтому, в соответствии с действующими нормативно-правовыми документами, такие заявления граждан направляются в налоговые органы и органы дознания, откуда при наличии к тому оснований поступают к нам в виде материалов.

Какие статьи УК РФ в основном применяются?

-- В основном это уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией (ст. 199 УК РФ). К примеру, из 236 дел о налоговых преступлениях, возбужденных в 2019 году, 219 возбуждено по ч. 2 ст. 199 УК РФ, предусматривающей санкцию, в том числе, в виде лишения свободы на срок до шести лет. В 2020 году доля возбужденных дел по указанному составу из общего числа дел о налоговых преступлениях составила 93%.

Кто является фигурантом уголовных дел – коммерческие предприятия, государственные структуры, частные лица?

-- Уголовная ответственность юридических лиц действующим законодательством не предусмотрена. Соответственно, это всегда физические лица, ответственные за результаты собственной хозяйственной деятельности или представляемых ими юридических лиц. Последняя вариация является более распространенной.

В ряде случаев мы сталкиваемся с фактами уклонения от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате государственными предприятиями, действиям руководителей которых также дается соответствующая правовая оценка. К примеру, недавно нами окончено производством уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов, подлежащих уплате ГУП «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» в особо крупном размере, по которому подозреваемым в добровольном порядке возмещена недоимка по налогам в размере более 1 млрд. рублей.

Как часто такие расследования доходят до суда? Часто ли выносится обвинительный приговор? Бывает ли, что дела прекращают – по каким основаниям?

-- В 2019 году следственными подразделениями ГСУ Москвы в суд направлено 136 уголовных дел о налоговых преступлениях, что на 17% больше показателей 2018 года и составило 57,6% от общего количества возбужденных уголовных дел (236). По всем указанным делам состоялись обвинительные приговоры.

По данным составам преступлений давно сформировалась существенная правоприменительная практика, в связи с чем у следственных, надзорных и судебных органов практически не возникает проблем при рассмотрении дел данной категории.

Исходя из этого, могу сказать, что у возбужденного уголовного дела фактически имеется две перспективы: либо оно будет направлено в суд для рассмотрения по существу, где состоится обвинительный приговор, либо будет прекращено в связи с возмещением причиненного преступлением ущерба, то есть на основании ст.ст. 24, 27, 28.1 УПК РФ.

В редких случаях уголовные дела прекращаются по иным, предусмотренным Законом основаниям. К примеру, в связи с законодательными изменениями в Уголовный кодекс Российской Федерации, связанными с повышением нижних пороговых размеров недоимок, при уклонении от уплаты которых образуется состав налогового преступления и его особо крупный размер, последние из которых состоялись 01.04.2020 г., и действуют в настоящее время.

Является ли основанием для прекращения дела, например, погашение задолженности, банкротство предприятия? Считается ли такое прекращение реабилитирующим основанием, все ли претензии с фигуранта снимаются?

-- Банкротство, безусловно, не относится к перечню оснований, по которым допускается прекращение уголовного дела. Даже решения арбитражных судов в пользу налогоплательщиков, в соответствии с разъяснениями Конституционного суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 3-П, не являются основаниями для прекращения уголовного преследования и уголовного дела.

А вот возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате совершения преступлений, предусмотренных ст.ст. 198-199.1, 199.3, 199.4 УК РФ, в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ, а также возмещение ущерба, причиненного государству в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, и перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в размере двукратной суммы причиненного ущерба, в соответствии со ст. 76.1 УК РФ, – являются основаниями для освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела.

Указанные обстоятельства не являются реабилитирующими, при этом все претензии с лица снимаются, и оно не считается судимым.

Внесла ли пандемия COVID-19 какие-то коррективы в расследования за 2020 год?

-- В период действия ограничений, связанных с распространением новой короновирусной инфекции, следственные и процессуальные действия фактически не проводились, ряд сотрудников был переведен на дистанционную форму службы. Однако этот период, к счастью, был относительно недолгим. Поэтому данные обстоятельства существенно не сказались на результатах работы.

Сколько денег возмещено в бюджет в 2018, 2019 и 2020 годах?

-- Только по налоговым преступлениям за три года совокупно возмещено более 26 млрд. руб. Основные показатели возмещений формируются за счет крупных налогоплательщиков, незаконно оптимизировавших свое налогообложение.

Для понимания динамики приведу следующие показатели.

Количество сообщений о налоговых преступлениях снижается. Так в 2018 году их было 701, в 2019487, в 2020382. Однако повышается раскрываемость этих сообщений. Так если в 2018 году было возбуждено 243 уголовных дела (из 701 сообщения), что составляет 34,6%, то в 2019 году возбуждено 236 уголовных дел, что составляет 48,5% от числа поступивших сообщений. В 2020-м году эффективность работы с сообщениями выросла еще на 6%207 уголовных дел из 382 сообщений, что составило 55%.

Аналогичный рост наблюдается и со средствами, возмещенными в бюджет. Так в 2019 году в бюджет возмещено 8,7 млрд. руб. (АППГ – 8,9 млрд.), что составляет 45% от установленного ущерба по оконченным делам; наложен арест на сумму 5,7 млрд. руб. (АППГ – 2,9 млрд.), рост показателя вдвое.

А в 2020 году в бюджет возмещено 8,9 млрд руб. (АППГ – 8,7 млрд. руб.), что составляет 75% от установленного ущерба по оконченным делам, таким образом в количественном выражении рост на 200 млн. руб., а в процентном на 30%; наложен арест на сумму 5,8 млрд. руб. (АППГ – 5,7 млрд.). Незначительный рост показателя, но все же.

К примеру, в 2020 году по результатам расследования уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов с АО «Останкинский мясоперерабатывающий комбинат», налогоплательщиком возмещена недоимка, штрафы и пени в размере 1,8 млрд. руб. По результатам чего уголовное дело в отношении руководителя данного Общества прекращено за возмещением ущерба.

В 2018 году в аналогичном порядке прекратили уголовное дело в отношении руководителя АО «Фармамед» в связи с возмещением им ущерба в размере более 3,5 млрд. рублей.

Кто чаще всего привлекается – руководитель, бухгалтер, оба?

-- Налоговые преступления, как правило, в одиночку не совершаются. Поскольку предполагают осуществление ряда последовательных действий по созданию формального документооборота, дающего основания для уменьшения налогооблагаемой базы, включению недостоверных сведений в данные бухгалтерского и налогового учетов, а также в налоговые декларации, предоставлению последних удаленно в налоговый орган, перечислению в ряде случаев денежных средств на счета фиктивных контрагентов, их дальнейший транзит и обналичивание.

Безусловно, в данном процессе участвует широкий круг лиц. В случаях, когда указанные лица осведомлены о характере осуществляемых ими действий и их умысел направлен на уклонение юридического лица от уплаты налогов, в зависимости от роли в совершении преступления и конкретных обстоятельств, они могут нести ответственность как исполнители, организаторы, пособники или подстрекатели преступления.

В некоторых случаях их действия подлежат квалификации, как совершенные группой лиц по предварительному сговору. Особенности квалификации действий указанных лиц частично описаны в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления».

К примеру, в ходе расследования уголовного дела по факту уклонения от уплаты налогов с ЗАО «ЖКХ Реформа», нами получены доказательства вины двух лиц в совершении налогового преступления группой лиц по предварительному сговору, то есть по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Оба признаны судом виновными и осуждены на два года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Указанный приговор 01.07.2019 г. судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда оставлен без изменения.

По другому делу по факту уклонения от уплаты налогов (сборов), подлежащих уплате ООО «СП Комплекс» в особо крупном размере, установлена вина одного лица в совершении преступления – как исполнителя, а второго – как организатора, за что оба 07.08.2020 г. были осуждены на 2 года лишения свободы условно.

Также к уголовной ответственности часто привлекаются лица, которые документального отношения к организациям-налогоплательщикам не имеют, однако являются их фактическими руководителями. Методология доказывания вины последних отработана и особых сложностей на практике не вызывает.

Бывают ли такие дела, когда руководитель предприятия не знал о налоговой схеме, к примеру, увода от налогов или выводе средств со счетов предприятия, а виной тому был бухгалтер. В этом случае руководитель несет уголовную ответственность?

-- Если лицо, уполномоченное в силу закона либо на основании доверенности подписывать документы, представляемые в налоговые органы организацией, не является номинальным, то маловероятно, что оно могло быть не осведомлено или введено в заблуждение относительно действительного характера совершаемых вокруг него действий.

По Закону ответственность за полноту и достоверность данных, содержащихся в первичных финансово-хозяйственных документах, несет единоличный исполнительный орган, то есть генеральный директор организации. Субъектом данного преступления может являться также лицо, фактически выполнявшее обязанности руководителя организации – плательщика налогов, сборов, страховых взносов.

Как я отмечал ранее, налоговые преступления носят продолжаемый характер и требуют от единоличного исполнительного органа совершения значительного числа действий в течение определенного периода времени, в том числе: подписания от лица возглавляемой им организации договоров и иных первичных документов со спорными контрагентами, оформления в кредитных учреждениях и налоговых органах электронных ключей по дистанционному совершению операций на банковских счетах и сдаче налоговой отчетности, осуществления с их помощью перечислений по реквизитам компаний, правоотношения с которыми ставятся в ходе расследования под сомнение, а также по сдаче непосредственно недостоверной отчетности и т.д.

Таким образом, если вышеуказанное лицо не являлось подставным, то в 99-процентах случаев преступление совершено именно им, возможно, в соучастии с иными лицами. В противном случае, когда лицо, фактически осуществляющее свою предпринимательскую деятельность через подставное лицо (например, безработного), уклонялось при этом от уплаты налогов (сборов), его действия следует квалифицировать по ст. 199 УК РФ, как исполнителя данного преступления, а действия иного лица в силу ч. 4 ст. 34 УК РФ – как его пособника при условии, если он сознавал, что участвует в уклонении от уплаты налогов (сборов) и его умыслом охватывалось совершение этого преступления.

Какие экспертизы и сколько по одному делу следователям приходится назначать, чтобы тщательно изучить все материалы?

-- Предметом судебной экономической экспертизы по уголовным делам о налоговых преступлениях являются финансово-хозяйственные операции, формирование показателей финансово-хозяйственной деятельности и отражение их в учете и отчетности организации. Исходя из этого, основными экспертизами, которые проводятся по данной категории дел, являются судебно-бухгалтерская экспертиза, финансово-экономическая судебная экспертиза и налоговая судебная экспертиза.

В зависимости от обстоятельств могут быть проведены почерковедческие, технические, компьютерные, фоноскопические, строительные, оценочные и иные судебные экспертизы.

По одному делу может быть проведено более ста судебных экспертиз, но, как правило, их значительно меньше.

Сколько времени уходит на расследование таких преступлений? И часто ли фигуранты признают свою вину?

-- Как правило, расследование занимает от двух месяцев до года. В исключительных случаях, обусловленных в том числе количеством лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, давностью исследуемого периода совершения преступления, производством большого количества сложных судебных экспертиз, нахождением участников уголовного судопроизводства на территории различных субъектов Российской Федерации или за ее границами, расследование может занять более года.

Фигуранты признают свою вину, примерно, в одной трети случаев. Однако ч. 1 ст. 314 УПК РФ в новой редакции предусматривает применение особого порядка судебного разбирательства по уголовным делам только о преступлениях небольшой и средней тяжести. Поэтому для большинства обвиняемых признание вины по налоговым преступлениям утратило свою актуальность.

По налоговым преступлениям чаще какая мера пресечения избирается – подписка о невыезде, домашний арест, залог или арест?

-- В силу положений ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено по данной категории дел. За исключением предусмотренных законом обстоятельств: когда подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории России; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного следствия или суда.

На практике, в отношении подозреваемых (обвиняемых) по налоговым преступлениям в 99-процентах случаев избирается мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В любом случае мера пресечения не может использоваться следователями, как средство давления на фигурантов расследования или побуждения недобросовестных налогоплательщиков к возмещению ущерба.

Екатерина Карачева